Альфас-дель-Пи (Alfaz del Pi)

Город в провинции Аликанте (автономное сообщество Валенсия). Население 21 700 человек (на 2015 год).

Альфас дель Пи – небольшой, но весьма популярный город на побережье Коста Бланка. Знаменит он даже не тем, что половину его населения составляют иностранцы. По Белому берегу таких пунктов разбросано немало, и даже встречаются городки, где количество иммигрантов намного превышает число коренных жителей. Альфас дель Пи сегодня – это маленькая Норвегия. Только без фьордов и у теплого моря. Испанская статистика утверждает, что по своей численности норвежская диаспора в Альфасе составляет ровно половину всего зарегистрированного населения, превышая процент испанцев. А если брать за основу статистику в мировом масштабе, то норвежский клан Альфаса уступает своими размерами только общине соотечественников, обосновавшихся в Лондоне.

Как населенный пункт Альфас дель Пи – что по-арабски означает «плодородная земля» – формировался в виде крепости с внушительной оборонительной стеной, которая в какой-то степени защищала его жителей от набегов берберийских пиратов в XVII y XVIII веках. Однако, это не говорит о том, что до момента постройки фортификаций на этой земле ничего и никого не было.

Археологами найдены следы стоянки древнего человека на нынешнем пляже Альбира (playa de Albir) в четырех километрах от Альфаса, свидетельствующие о том, что человеческие племена бродили и останавливались тут еще в эпоху неолита. До  V века до н.э. здесь проживали аборигены полуострова – иберы, а затем история, в основном, повторяется точно в том же виде, что и у других городов и деревень Коста Бланки – но с небольшими, индивидуального характера нюансами. Примерно во II веке до н.э. в этих местах появились римские завоеватели, не только осевшие здесь, но и ассимилировавшие к своей культуре и языку коренные народы. Гегемония римлян продолжалась, как известно, до 485 года нашей эры, когда Священная Римская империя, к тому времени уже разделившаяся на Западную и Восточную, пала под натиском племен варваров, пришедших из Центральной Европы. Воцарившихся здесь вестготов вскоре, впрочем, очень нелюбезно вытеснили византийцы, а 711 год, как утверждают местные историки, погрузил всю Испанию на восемь столетий во тьму зависимости от пришедших и расселившихся  по берегам мавров.

Фото apartamentoenlacosta.es

Фото apartamentoenlacosta.es

Правда, ученые других стран согласны с подобной формулировкой только частично. Что касается зависимости – да, она действительно существовала, а вот что касается тьмы… Арабы принесли на эти засушливые земли свои навыки, знания и умения в области конструирования поливных систем, взрастили огромное количество пальм, расширили посевные площади, возвели замки и крепости.

О том, что арабское иго не было столь уж беспросветным явлением для Испании, говорит и тот факт, что кастильские и арагонские монархи, ведя Реконкисту и мало-помалу отвоевывая у мусульман занятые ими территории, не торопились изгонять с них арабское население. Поначалу их вполне устраивали покоренные арабы, знания и образованность которых можно было использовать в своих целях.

Таким примером может служить королевство Мурсия времен Алькарасского трактата 1243 года, признавшая свое подчинение Мадриду, но получившая взамен большие привилегии для арабского населения, включая и исламское вероисповедание. Только позднее, когда методы христианизации мусульман не принесли ожидаемых результатов, испанские монархи приняли решение о принудительном выдворении арабов (первое-второе десятилетие XVII века), на всякий случай, провожая их аж до самых ворот страны (например, в той же Мурсии известны случаи сопровождения мусульман до порта Картахены).

Если хорошенько покопаться в истории христианских храмов испанского побережья, то можно установить, что многие из них строились в XI-XIII веках как мечети и только потом сменили религиозную ориентацию, став католическими церквями и базиликами.

С частью храмов это произошло по инициативе испанских королей. Монарх Арагонский Хайме I Завоеватель, например, имел традицию после каждой своей победы заказывать служение мессы во славу Девы Марии. При отсутствии в занятом городе католического храма мессу проводили в мечети, которую потом освящали, преобразуя в христианскую церковь.

А в 1505 году инициатива испанских глав государства была поддержана руководителем католической церкви – папа Римский издал буллу (декрет) о христианизации всех мечетей, еще оставшихся в этом качестве на территории Испании.

Освободившись от арабского владычества, Альфас дель Пи не начал жить спокойной жизнью – североафриканские пираты, регулярно совершавшие дерзкие рейды, разоряли поселения, грабили их и уводили людей в рабство. Поэтому появление крепостной стены, заодно и впервые в городской истории очертившей административные его пределы, явилось совершенно логичным действием.

Фото cbblux.com

Фото cbblux.com

Избавившись от арабского влияния и став самостоятельными в национальном плане, жители Альфаса тем не менее, сохранили арабское название города, правда добавив к нему валенсийское словечко «пи», обозначающее сосну (pino – сосна на кастельяно, официальном языке страны).

Сосна, упоминание о которой навсегда закрепилось в названии города, была посажена на центральной его площади в 1786 году – в день провозглашения независимости Альфаса от подчинения тогдашнему главному городу муниципалитета Полопу (Polop). С тех пор это дерево вот уже более 220 лет является символом Альфаса. Справедливости ради нужно добавить, что процесс официального оформления административной самостоятельности Альфаса затянулся до 1836 года, но, тем не менее, в качестве даты ее обретения фигурирует в городской истории год высаживания сосны на площади.

Как и большая часть аликантийских поселений, Альфас дель Пи испытал на себе тенденцию оттока населения в начале и середине ХХ века. Жители, не желавшие трудиться на полях, отправлялись искать счастья в большие города, где надеялись найти применение своим рукам на промышленных и строительных предприятиях. В шестидесятых годах ХХ столетия город оказался втянутым уже в обратный процесс – в связи с развитием туризма на Белый берег потянулись иностранцы. Туристический бум, который испытал соседний Бенидорм, захлестнул и Альфас.

Резко возросла потребность в жилье – иностранцы стали приобретать себе дома и квартиры – кто для летнего отдыха, а кто и для постоянного проживания. Строительная отрасль получила невиданный доселе толчок для развития. Не отставал от нее и сектор сервиса. Для удовлетворения все возрастающих потребностей растущего населения требовались все новые и новые бары, кафе, рестораны, страховые конторы, аптеки, больницы, магазины, мастерские по ремонту автомобилей…

Туризм, увеличивший население города в шестнадцать раз (!), стал основной сферой экономики Альфаса.

Город раскинулся у подножья горы Сьерра Элада (Sierra Heladа). Сам по себе Альфас отодвинут от моря примерно на три километра, но в его муниципальных границах, тем не менее, располагается небольшая береговая часть территории, включающая в себя 4 километра пляжа Альбира. Благодаря некоторой отстраненности от моря город имеет несколько меньшую влажность воздуха, чем, например его сателлит Альбир, в окна домов которого при хорошем шторме иногда залетают брызги прибоя. На количестве солнечных дней, конечно, такая мелкая деталь не сказывается: как и вся остальная Коста Бланка Альфас может похвастаться 300-315 солнечными днями в году. Зима мягкая, случаев минусовой и даже нулевой температуры старожилы не припоминают. Летний верхний предел ртутного столбика обычно где-то возле 35 ºC, но иногда может и еще добавить 5-7 градусов. Среднегодовая температура находится в пределах 18-20 ºC.