Фортуна (Fortuna)

Говорят, что имя, полученное человеком при рождении, может повлиять или даже определить его судьбу. То же самое можно сказать, наверно, о городах. В случае с небольшим (всего 9 тысяч населения) городком Фортуна, расположившемся между Мурсией и Аликанте, это утверждение небезосновательно.

История Фортуны связана с термальным источником, которым пользовались еще иберы, жившие в этих местах за несколько столетий до н.э. Пришедшие позднее римляне тоже воздали должное горячим природным водам, построив здесь целый архитектурный комплекс, включавший в себя бани и часовню. В средние века источник вместе с городом   становился собственностью мусульман, затем семьи Геральт (Geralt), Ордена Сантьяго, снова семьи Геральт, пока, наконец, в 1379 году его не выкупил городской Совет Мурсии. В 1613 году, после выдворения арабов, король Филипп III (Felipe III) объявил комплекс с термальным источником собственностью короны.

Первые стоянки человека в этих местах относятся еще к эпохе энеолита – следы поселений обнаружены в пещере Куэва дель Барранко де ла Игера (Cueva del Barranco de la Higuera), Рамбла Салада (Rambla Saladа) и Сьерра де ла Пила (Sierra de la Pilа). Наиболее ценным раскопом с точки зрения количества находок является стоянка в пещере. Там, в одном из натуральных гротов, археологам удалось найти остатки массового захоронения, сопровождавшегося большим количеством всевозможной домашней утвари и оружия (ножи, топоры, булавы и т.п.), представляющим огромную ценность для исследователей древности. В предгорьях Сьерра де ла Пила найдены остатки стен существовавшего когда-то здесь доисторического жилья.

Иберы поселились в этих местах в период Бронзового века, о чем говорят находки в раскопах на Кастильеро де лос Баньос (Саstillejo de los Baños), где остались фрагменты стен домов, и Кастильико де лас Пеньяс (Саstillico de las Peñas), где поселение просуществовало с V века до н.э. по II век н.э. Здесь же находился источник питьевой воды, обеспечивавший живительной влагой обитавших здесь древних людей. В этих же местах сохранились руины первых примитивных фортификаций: оборонительной стены и двух башен.

Бальнеарио Леана в Фортуне. Фото Antonio Marín

Раскопки, проводимые возле Куэва Негра (Cueva Negrа) и Баньос де Фортуна (Baños de Fortuna), представляют доказательства присутствия в этих местах римских завоевателей.

В 1991 году специалистами мурсианкого университета рядом с ныне существующей бальнеолечебницей Balneario de los Baños de Fortunа были найдены остатки комплекса бань, построенного римлянами. Комплекс в свое время был возведен вокруг термального источника, к которому из помещений можно было спуститься по лестнице.

Имя, которое получила нынешняя Фортуна при арабах, звучало как Юсор (Yusor), что в переводе означало «удачливый». Исследователи склоняются к мысли, что испанское современное название «Фортуна» является простым переводом арабского «Юсор». Один из документов, дошедший от арабских времен, утверждает, что последний из мусульманских королей Мурсии Аль-Ватик (al-Watiq), после сдачи своих позиций кастильскому королю Альфонсо Х (Alfonso Х), принимал последнего в 1264 году в Кастильо де Юсор (Castillo de Yusor).

Результаты трудов специалистов, изучавших одну из важнейших построек того времени – Кастильо де лос Морос (Саstillo de los Moros), — позволяют прийти к выводу, что после достижения апогея в своем экономическом развитии при римлянах, земли Фортуны претерпели в арабский период серьезную рецессию.

Уровень развития города этого периода снизился, о чем свидетельствуют документы, в которых постоянно вместо  названия «деревня, поселок» употребляется слово «местечко», указывая на незначительность селения, которым вообще можно было бы и пренебречь. Населенный пункт спас от вымирания, судя по всему, щедрый природный подарок – горячие ключи.

Раскопки в Баньос де Фортуна позволили установить, что мусульманские завоеватели активно пользовались термальными источниками. Место наибольшей концентрации арабского населения на территории нынешней Фортуны отмечается в районе Торре Вьеха (Torre Vieja) – башни и замка, известных в народе под именем Кастильо де лос Морос, находившейся в километре к югу от города. Здесь сохранились остатки небольшого вала, за которым и располагалась арабская деревня в период с XII по XIV вв. Замок был построен на каменном фундаменте и имел малый периметр прямоугольной формы: 40 м составляла большая стена и 15 – меньшая.

В 1293 году король Санчо IV (Sancho IV) добился согласия законодательной власти Вальядолида на то, чтобы обязать мусульман и евреев продать те земли, которые им принадлежали. Как следствие этого акта, арабский король, являвшийся сеньором Фортуны, должен был продать замок кому-либо из христианских жителей. В июне 1295 года  эту землю с башнями, домами, водами и пастбищами получил христианин Апарисио де Номпот (Aparicio de Nompot), который впоследствии передал ее своему зятю Педро Геральту, род которого и владел – с переменным успехом —  этой ценной недвижимостью.

Война между Арагоном и Кастилией принесла хаос в здешние места, оказавшиеся приграничными, а значит, обреченные быть областью постоянных конфликтов. Вдобавок к этой ситуации завязался длительный спор между претендовавшим на эти земли Орденом Сантьяго, выступавшим на стороне кастильского короля Фернандо IV (Fernando IV), и семьей Геральт, не желавшей отдавать свою собственность. В конце концов, по воле короля, игнорировавшего документы о купле-продаже территории Педро Геральту, территории были пожалованы Ордену.

Педро Геральт, однако, не смирился с таким поворотом событий, апеллировал к мурсианскому Совету. После долгих и настойчивых попыток бывший владелец земель вновь стал настоящим их владельцем. Правда, после этого фортуна отвернулась от сеньора Фортуны: уходивших из города арабов никто не заменял, население катастрофически сокращалось, грозя придать поселению статус брошенного. В 1379 году Фортуна была куплена городским Советом Мурсии и присоединена в качестве деревни к мурсианской территории. Сопредельные земли Ориуэлы (Orihuela) и Альбанильи (Abanilla) оставались во власти Арагона, что периодически приводило к конфликтам в силу принадлежности Мурсии к кастильской короне. Древние римские термы Лос Баньос де Фортуна обнесли оборонительной стеной, чтобы враги-соседи не могли ими воспользоваться. И практически перестали ими пользоваться сами же хозяева земель.

Средневековье завершилось актом окончательного выдворения мусульман. Процесс этот начался еще в самом начале XVII века, но в первые годы столетия Мурсия, а вместе с ней и Фортуна,лв получили индульгенцию от короля, разрешавшую им оставить своих арабов на месте их жительства. Индульгенция, как выяснилось позднее, действовала недолго и в 1613 году король Филипп III (Felipe III) издал декрет о тотальном выдворении мусульман, указав даже им направление — на порт Картахены.

В 1628 году Фортуна получила Карту де Пуэбла (Carta Puebla), документ, который устанавливал ее административный статус в качестве деревни.

Ратифицирован этот документ, провозглашавший независимость Фортуны от Мурсии, был только в 1631 году.

Возникавшие в XIII – XVII войны и конфликты, доводившие порой Фортуну почти до состояния брошенного города, обусловили то, что термальные бани, построенные еще римлянами и использовавшиеся мусульманами, перестали быть востребованными. О них просто забыли. Только в середине семнадцатого столетия, после того, как Фортуна была объявлена независимой административной единицей, термальные бани решено было восстановить.

Целебные свойства воды бальнеокурорта привлекли большое внимание жителей страны. Поток нуждающихся в лечении и вместе с тем платежеспособных граждан вновь оживил  экономику Фортуны, сделав, фактически, бальнеолечебницу главной опорой экономики.

Но в 1837 году здесь была проведена разветвленная ирригационная система, из-за чего  Бальнеарио лишился воды. Лечебница выставили на аукцион, где ее купил Хуан Каскалес Фонт (Juan Cascales Font). Он вновь перенес здание бальенокурорта на то же самое старое месте, где когда-то стоял комплекс, возведенный римлянами.

В 1860 году здесь вырос Гран Отель Бальнеарио (Gran Hotel Balneario), претендующий на право называться самым старым отелем региона Мурсия. В 1905 году в результате пожара выгорело северное крыло комплекса. После чего в здании была проведена реконструкция.

Из богатого интерьера Гран Отеля особенно выделяется великолепный холл, белая мраморная лестница в стиле империал и помещение ресторана, декорированное в стиле модернизма.

Внутри комплекса существуют еще несколько зданий, таких, как, например, Паласете де ла Аталайя (Palacete de la Atalaya) или Казино (Casinо). Первое из них – маленький дворец, возведенный в 1871 году на холме возле входа в курортную зону. В его интерьере обращает на себя внимание арабский тронный зал, в котором находится филигранной  работы трон, украшенный полудрагоценным камнями.

В течение ХХ века лечебный курорт пережил и взлеты, и падения. Во время гражданской войны здесь размещался военный госпиталь. В послевоенный период целебные источники не пользовались большой популярностью. Только в 60-х годах, когда наступила эпоха господства туризма, курорт вновь расцвел и занял уже привычную для себя позицию главной опоры экономики Фортуны.