Ла Манга (La Manga)

Не так много в Испании мест, рассказ о которых можно начать словами «самый-самый». Соленая лагуна Мар Менор – как раз одно из них. Со своими 180 кв. км площади Мар Менор признается самым большим соленым озером в Европе. От Средиземного моря его отделяет узкая (от 100 м до 800 м ширины) коса Ла Манга (La Manga del Mar Menor). Коса идет параллельно берегу на протяжении 22 километров, придавая лагуне очертания сегмента. Строго говоря, коса не полностью перекрывает сообщение моря с лагуной, кое-где в своей завершающей части уходя под воду. Однако, и спрятавшись таким образом,  она продолжает при этом тянуться в виде подводного хребта к мысу  Кабо де Палос (Cabo de Palos) – конечной точке  рельефа, имея целью сделать кривую берегового контура (73 км в целом) замкнутой. Заныривая кратковременно на небольшую глубину и вновь выгибая свою спину над водой, финальная часть косы предоставляет возможность для Малого Моря (как переводится с испанского “Мар Менор”) пополнять свои водные запасы за счет «старшего брата». А океанографам – основания считать Мар Менор  скорее озером, чем морским заливом.

Идеальная защита от высоких морских волн, построенная самой природой, создает превосходные условия для кайтсерферов и виндсерферов, наслаждающихся  скольжением по практически штилевой глади воды даже в те моменты, когда в их паруса дует штормовой ветер.

Согласно материалам исследователей феномена Мар Менор, лагуна с сегодняшними ее очертаниями сформировалась приблизительно 2 млн. лет назад. Вытекавшая из извергающихся местных вулканов лава образовывала островки, вытягивавшиеся  в цепочку от одного берега тогдашней открытой большой бухты (самой большой бухты Европы) до другого. Наносимый волнами песок увеличивал их площадь и высоту. Выбрасываемые на вновь образованные кусочки суши водоросли, ракушки и моллюски разлагаясь, создавали плодородный слой, в котором принесенные ветром семена трав, кустов и деревьев, пускали корни и выбрасывали кверху зеленые росточки. Так постепенно островки срастались между собой в единую полоску земли, отгораживая воды заводи от большого моря.

Первый человеческий след в прилегающих сухопутных окрестностях Малого Моря датирован эпохой палеолита. Информация, дошедшая до современных ученых от тех времен, однако, скудна и малопродуктивна. Более или менее объемные сведения о человеческом присутствии в регионе дают археологические находки периодов римского владычества и арабского нашествия.

Римляне, как это теперь установлено, создали в этом районе солевую индустрию, которая, в сочетании с развитым уже в те времена морским судоходством, обеспечивала положительный баланс экономики, занимая в ней безусловное ведущее место.

В романскую эпоху глубины лагуны были значительней, чем в настоящий момент (на сегодня глубоководный максимум лагуны составляет 7 метров). Что позволяло также использовать ее в качестве надежной гавани на период штормов для крупнотоннажных кораблей с большой осадкой.

В эту же эпоху вдоль так называемой «дороги Августа» (via Augusta) – коммуникации, связывавшей Таррагону с Картахеной и названной так по имени римского императора Октавиана Августа, – существовали небольшие поселения крестьян, занимавшихся выращиванием фруктов, большей частью цитрусовых.

Пришествие арабов принесло в здешние края развитие еще одной  сферы человеческой активности. Мавры сделали рыболовство управляемым. Они засаживали пространства залива тростниковыми зарослями, формируя, таким образом, природные запруды и заводи, где рыба в безопасности размножалась с невиданной быстротой. И вылавливать ее было несравнимо проще, чем в открытом море.

Исторические хроники утверждают, что когда кастильский монарх Альфонсо Х Мудрый отвоевал эти земли у мусульман, лишь небольшое количество пастухов да рыбаков проживало вблизи береговой линии залива. Регулярные набеги берберийских пиратов уменьшали и без того невеликое население побережья. В 1266 году король Альфонсо возложил обязанности по защите крестьян и рыболовов этих мест на граждан Мурсии. Для подачи сигнала SOS крестьянам требовалось только разжечь сигнальный костер на ближайшей сторожевой башне. Наблюдатели на следующей дозорной башне, увидев дымовой сигнал, немедленно должны были проделать то же самое. Так по цепочке сторожевых форпостов, выстроенных на расстоянии прямой видимости друг от друга, сигнал тревоги поступал в Мурсию (примерно 40 км от берега) на сигнальную башню церкви Иглесия де Санта Каталина (iglesia de Santa Catalinа). Несущий вахту на этом наблюдательном пункте сообщал всему мурсианскому населению об опасности, грозящей береговым соседям. Военная помощь отправлялась незамедлительно.

Инициативы короля Альфонсо по обживанию прибрежных территорий  привели к тому, что в этот период здесь возникли первые организованные поселения, названные по именам высокопоставленных вельмож и рыцарей, под власть и в собственность которых были переданы эти места: Пачеко (Pacheco), Ролдан (Roldán), Паган (Pagán) и др.

Пиратские набеги от этого, правда, не прекратились. Более того, к берберийским пиратам, уже освоившим ранее маршрут в края Мар Менор, добавились турецкие корсары. Мало-помалу «джентльменам удачи» удалось договориться между собой и создать на противоположном берегу Средиземного моря некое «пиратское государство Алжира». Возросшая опасность подтолкнула кастильского короля Карлоса V (Carlos V) и его сына Филиппа II (Felipe II) к постройке трех новых сторожевых и защитных башен на Ла Манге и одной на Кабо де Палос.

Интенсивная сигнально-дымовая деятельность башен в средние века привела к вырубке значительных массивов сосны, падуба, тиса и дуба, росших в окрестностях.

Наступление XIX века ознаменовалось формированием двух главных муниципальных образований в этом районе: Сан Хавьер (San Javier)и Сан Педро де Пинатар (San Pedro del Pinatar). Административно оба этих муниципалитета подчиняются Мурсии. В 1983 году от Сан Хавьера в отделились Лос Алькасарес (Los Alcázares) и Торре Пачеко (Torre Pachecо), ставшие самостоятельными территориальными единицами.

В начале ХХ века формируется ощутимый приток населения в эту зону, провоцируемый желанием людей пройти курс лечения в местных целебных термальных источниках. В 1904 году специально для нуждающихся в подобных медицинских процедурах здесь был открыт отель-бальнеолечебница  Ла Энкарнасьон (Нotel-Balneario La Encarnación). Появление отеля дало толчок дальнейшему развитию лечебно-оздоровительных учреждений в окрестностях Маар Менор.

В середине ХХ века северная зона Ла Манги была приобретена на открытом аукционе семьей известного здешнего предпринимателя Томаса Маэстре (Tomás Maestrе), которая немногим позже развернула на косе грандиозный проект ее урбанизации.

Присвоение Ла Манге в 1963 году соответствующим законом статуса Центра туристского интереса явилось стартовым моментом активного жилищного строительства на косе. Уже в следующем году было возведено первое здание на въезде – Ла Торре Негра (la Torre Negra). Несколькими годами позже здесь открылась целая группа отелей. Бурное гостиничное и жилищное строительство сопровождалось развитием сектора сервиса – по всей длине косы протянулась нескончаемая вереница пабов, ресторанов, кафе и клубов. Все это в короткий срок сделало пустынную ранее узкую полоску земли, уходящую далеко в море, респектабельным курортным центром, известным во всей Европе.

Лагуна Мар Менор и прилегающая к ней территория провозглашены ЮНЕСКО Зоной специального патроната ввиду своей исключительной важности для Средиземноморья. Документ, закреплявший за Маар Менор указанный статус, был подписан 2 февраля 1971 года в иранском городе Рамсар (Ramsar), получив по месту его принятия название Рамсарской Конвенции. В законную силу он вступил в 1975 году. Главным пунктом приложения международных сил страны-участницы Конвенции указали следующее: «сотрудничество на локальном, национальном и международном уровне с целью рационального использования и сохранения природных водно-болотных угодий, а также всяческой их поддержки и развития во всем мире».

В каталог охраняемых этим Соглашением мест Мар Менор внесен под номером 706.

Рамсарская Конвенция насчитывает более 159 стран-членов этого соглашения, зарегистрировавших 1888 территориальных единиц этого типа заповедников и национальных парков, общей площадью 1 млн. 852 тыс. кв. км.