Ла Марина (La Marina)

ГОРОД НА ТЕРРИТОРИИ, КОТОРАЯ НИКОМУ НЕ БЫЛА НУЖНА.

Скажи нынче, что земля возле моря никому не нужна – не поверят. А ведь такое было.

В начале XVI века этот кусочек усыпанного мелким песком берега являлся безлюдной пустыней, не принадлежавшей никому. Волны прибоя лениво выбрасывали на пляж, не считавшийся, разумеется, тогда таковым, очередную пригоршню водорослей. Трудяга-ветер старательно их высушивал и вперемешку с песком втаскивал повыше на берег, создавая полосу дюн. День за днем, сантиметр за сантиметром песчаные бугры, перекатываясь, забирались все глубже на землю.

Сегодня на этом пляже не то, что яблоку – черешенке затруднительно найти свободное место, чтобы упасть. Территория эта зовется просто и без затей Ла Марина (La Marina), то есть, Морская.

Небольшой тихий городок, рай для туристов летом и пенсионеров –  зимой. Поселение, жители которого когда-то жили исключительно рыбным промыслом, а теперь, похоже, с трудом припоминает, что это такое. В конце прошлого века  сюда пришел большой туризм, всколыхнувший строительный сектор, расплодивший агентства недвижимости, ожививший рестораны, вдохнувший новую жизнь в сувенирные лавки, создавший кемпинги и открывший супермаркеты. Его величество туризм перекроил демографическую картину Ла Марины на свой лад. Коренное население здесь теперь составляет лишь четвертую часть от общей численности проживающих. Испанцев на их собственной земле впору называть диаспорой, они уже – редкое вкрапление среди иностранцев, а не наоборот. Только выходцев с Туманного Альбиона здесь – ровно половина от общего количества жителей, а еще есть голландцы, норвежцы, шведы, немцы…

История этих мест отмечена отпечатками следов финикийцев, еще за 600-700 лет до начала нашей эры уже наведывавшихся сюда многократно по торговым вопросам, а потом и вовсе поселившихся здесь. Обнаруженная археологами стоянка этих беспокойных моряков и непоседливых коммерсантов древности – доисторический город на месте сегодняшнего местечка, именуемого Ла Фонтета (La Fonteta) – один из важнейших и ценнейших исторических памятников Средиземноморского побережья Испании первого тысячелетия до Рождества Христова.

Поселение в Ла Фонтете существовало не один век, с финикийцами там соседствовали иберы – коренные жители полуострова. Затем появились римляне, захватившие эту землю в ходе реализации своего амбициозного плана превращения Средиземного моря во внутреннее море Священной Римской империи – Маре Нострум.

Эти культуры оставили о себе заметку на память в виде всем известной ныне «Дамы де Гвардамар» (Dama de Guardamar) – женского бюста, произведения неизвестного древнего скульптора, творившего за четыре столетии до рождения Иисуса Христа. Доисторическая красавица была найдена в Кабесо дель Люсеро (Cabezo del Lucero) и является практически точной копии еще более знаменитой Дамы де Эльче (Dama de Elche), выставленной в настоящее время в мадридском музее «Прадо» (Prado) – главном экспозиционном центре  страны.

А также дошли до наших дней руины стен древней цитадели арабского поселения, открытого археологами вместе с остатками исламского монастыря  Рабита Калифаль (Rábita Califal), объявленного ныне объектом культурного интереса.

Эта религиозная и военная фортификация созданная в Х веке, группирует исключительно интересный комплекс мечетей. Покинутые своими жителями, они остались на попечение ветра, год за годом все больше укрывавшего оставшееся конструкции  надежным песчаным саваном. И тем самым прекрасно справившегося с возложенной на него задачей сохранения  памятников истории для потомков.

Лишь в конце ХХ века археологам удалось обнаружить этот природный саркофаг и вновь открыть для мира монастырь.  В настоящий момент археологический музей хранит  в своей коллекции найденные древние лампы, кувшины, горшки и репродукцию  таблички, свидетельствующей о постройке монастыря в 944 году.

Справедливости ради стоит сказать, что права и на Ла Фонтету, располагавшуюся в устье реки Сегура при ее впадении в Средиземное море, и на Рабиту Калифаль в равной степени предъявляют Гвардамар дель Сегура и Ла Марина де Эльче. Два города, территории которых разграничивает как раз та самая Сегура, на которой эти объекты и существовали.      Ла Марина де Эльче, разместившаяся у подножья  Сьерра дель Молар (Sierra del Molar) – как исторический противовес поселку Сан Франсиско де Асис (San Francisco de Asís), располагавшемуся когда-то на этой горе. Как одна чаша весов, перевесившая другую. Как нижняя колба песочных часов, куда из верхней утекает не песок – жизнь. Так и жизнь из селения, находившегося наверху, переместилась с течением времени вниз – к морю. Сан Франсиско де Асис исчез. Ла Марина де Эльче появилась.

Сегодняшняя Ла Марина – это двенадцать километров отличных пляжей с тончайшим рафинированным песком и Голубыми флагами европейского сообщества, издалека сигналящими приезжим о чистоте и прозрачности ее вод.

Растянувшаяся вдоль кромки моря полоска дюн сегодня представляет собой уникальный природный заповедник, раскинувшийся на восьмистах гектарах земли, засыпанной песком и поросшей заботливо посаженными соснами. Ближе к воде прижились финиковые пальмы, агавы, ивняк, опунции (разновидность кактуса) и островками растущие среди них  эвкалипты. Пернатые, среди которых встречаются певчие птицы, предпочитающие заросли, беспрестанно подают голоса из лесных кущ. Ближе к берегу селятся зуек, цапля  и малая крачка. По песку то там, то здесь снуют ящерицы.

В синей вышине застыл слепящий диск солнца, такой беспощадно жаркий летом и такой добрый, согревающий  зимой. Температур ниже нуля здесь сразу никто и не припомнит, снег в зимнюю пору виден раза два или три на горах, да и то не на ближних, а тех, что высятся аж за Аликанте. На дожди туристам обижаться грех – ливни, конечно, случаются, но с той частотой, которая радует, а не печалит.

Кстати, национальная трасса, простреливавшая раньше Ла Марину насквозь,  несколько лет назад  была перенесена и теперь огибает город по дуге, обеспечая тем самым снижение шумовой составляющей и полное отсутствие выхлопных газов.

Протянувшаяся почти от самой автодороги N332 деревянная дорожка-настил выводит прямиком к пляжу. Городок превратился в тихую курортную зону, обласканную двумя морями – синим, Средиземным, и зеленым, сосновым: огромная хвойная роща-заповедник раскинулась на песчаных дюнах, отделяющих город от кромки воды.  Знаменитые  пляжи Пескерас (Pesqueras) и Эль Ребольо (El Rebollo) кажутся не затронутыми цивилизацией, благодаря удалению от современных новостроек, да и вообще, от городских зон. А на пляже дель Пинет (Playa del Pinet) сохранился ностальгический для испанцев старшего поколения отголосок прежних времен, когда маленькие скромные домики строились буквально у черты прибоя. Сейчас вся первая линия пляжей на всем побережье  урбанизируется и мощно застраивается. И только здесь, в Ла Марине, кажется, что время остановилось, и не по-музейному, – так, чтобы руками не трогать, – а удивительным образом  законсервировавшись в будничной жизни.

Что еще надо для полноценного отдыха? Бары-рестораны-бассейны-спортзалы? Этого здесь тоже в избытке. Все необходимое – в открытых круглый год кемпингах.

Один из них – носящий имя города, кемпинг Ла Марина, раскинулся на 60.000 квадратных метров площади. Кроме бассейна для плавания и поддержания физической формы здесь построен так называемый тематический бассейн – скорее даже, комплекс озер, –  где малышня резвится, катаясь внутри горок-тоннелей и плескаясь между галапагосскими черепахами и слонами – скульптурами, но в натуральную величину и с максимальной правдоподобностью. За купающимися наблюдают несущие вахту бдительные спасатели.

В это самое время взрослые, отдыхающие после водной аэробики, возлежат в шезлонгах, потягивая что-то ароматное и расслабляющее, любезно предложенное им в меню полупогруженного в воду бара «Тукан» -впрочем, туда можно приплыть  разместиться на подводном табурете.

За тем, чтобы гости не скучали, зорко следят массовики-затейники, то завозя в кемпинг интересных музыкантов, то организуя массовые ковбойские танцы в духе и стиле салунов Дикого Запада.

Рядом слышно цоканье пинг-понга. Еще чуть дальше раздаются удары поувесистее – в грунтовую площадку врезается отправленный мастерским смешем желтый теннисный мяч.  Желающие покрутить педали идут в тренажерный зал или берут напрокат велосипеды – и вперед, по специально оборудованным дорожкам, которые сейчас сопровождают многие испанские автомагистрали.

А на детскую площадку кемпинга приезжают семьи с детишками из многих соседних городов – настолько интересно и красиво она обустроена.

Говорят иногда, что Ла Марина – город одной улицы. Отчасти это верно. Но на этой улице всегда всем хорошо и уютно.