Масаррон (Mazarrón)

Город в регионе Мурсия, по данным государственной статистики на 2010 год насчитывающий более 35 тысяч жителей.

В прошлом знаменит своей горнодобывающей промышленностью и рыбной ловлей. В настоящее время сохраняет рыболовство, как часть своей экономики, основной упор которой теперь сделан на туризм.

История Масаррона начинается с первых отпечатков человеческой деятельности, дошедших до нас из времен верхнего и среднего палеолита. К этой эпохе относятся  различные следы, найденные в пещерах: Куэва Пернера (Cueva Pernera), Лос Тольос (Los Tollos), Ла Пеньика (La Peñica) или Лас Паломас (Las Palomas), разбросанных на Кабесо дель Фаро (Cabezo del Faro). Древние люди тех времен оставили после себя примитивные скребки и долбильные камни. Здесь же найдены и детали первобытных ритуальных захоронений. С окончанием ледникового периода предпринимаются первые попытки организации доисторической общности.

Охота и собирательство были главным занятием человека того времени. Совместный характер труда побуждает людей к попыткам создания поселений. Обиталищем доисторических людей становятся пещеры Куэвас де Паломарико и дель Кабальо (Cuevas del Palomarico y  del Caballo).

Одной из главных революций в истории человечества был переход к изготовлению металлических изделий. Время с 3000 до 1000 гг. до н.э. отмечено именно находками, свидетельствующими о познаниях здешнего человека в металлургии. Скорее всего, навыки в обращении с металлом и умение изготавливать из него предметы были заимствованы у людей, прибывавших сюда с восточного побережья Средиземного моря. Возможности литья и ковки позволяют создавать людям современное по тем временам оружие, защищать себя от врагов и диких зверей. Возникающие конфликты между поселениями – теперь уже опасно вооруженные конфликты – подталкивают древних жителей к усилению защитных мер. Вокруг селений поднимаются оборонительные стены, создаются прообразы военных гарнизонов.

На Сьерра де лас Морерас (Sierra de las Moreras) найдено доисторическая деревня Кабесо дель Пломо (Cabezo del Plomо), принадлежащая эпохе Бронзы. От нее сохранились такие структурные элементы, как остатки  фортификаций и некрополь, позволяющие судить об уровне развития общества.

Детали, свидетельствующие о занятии населения земледелием, найдены в Ифре (Ifre), Ла Синьела (La Ciñuela), Перчелес (Percheles), Кабесо Негро или Кальнегре (Cabezo Negro o Calnegre).

Смена эпохи Бронзы эпохой Железа означает для масарронских земель не только выход на технологически новый уровень, но и мирную колонизацию этого региона прибывающими с востока финикийцами, греками.

Присутствие финикийцев в водах Масаррона отмечено двумя кораблями, затонувшими в VII веке до н.э. и покоящимися на дне морском в непосредственной близости от пляжей Ла Исла (La Isla) и  Лос Гавиланес (Los Gavilanes). Эти находки всколыхнули ученый мир и существенно активизировали подводный сектор международных археологических изысканий, превратив Масаррон в один из наиболее важных исследовательских пунктов.

Главная причина освоения пришельцами этих земель кроется в богатстве их гор. Финикийцы, а позднее, карфагеняне и римляне, быстро определили наличие здесь целого ряда металлоносных руд. Возможность относительно простой добычи олова и других металлов, залегавших в горах Масаррона, в сочетании с рыбным богатством здешней акватории Средиземного моря и наличием у колонизаторов передовых технологий приготовления солений, создавали предпосылки к массовой миграции, развитию индустрии, коммерциализации флота.

Финикийцы становятся первым из пришлых народов, который начинает эксплуатировать природные богатства Масаррона и прежде всего его полезные ископаемые. Оседая на этой земле, финикийцы создают свои поселения.

В особенности заметна авангардная роль финикийцев в кораблестроении, которое помогает им в развитии торговли, в свою очередь способствующей распространению финикийской диаспоры на средиземноморской территории. Построенные ими на побережье дороги тоже не исчезли бесследно: цивилизация иберов успешно пользовалась коммуникациями, оставленными финикийскими мастерами.

Другой заметной культурой на масарронской территории в древние времена  были карфагеняне. Это обусловливалось географической близостью Карт-Хадаст (Qart-Hadast) – наиболее развитой карфагенской колонии на Иберийском полуострове.

Особого внимания заслуживает найденный в 70-х годах прошлого столетия неподалеку от монастыря Пречистой Девы (convento de la Purísima) милиарио – дорожный указатель, состоящий из стрелок с обозначенным на них расстоянием до различных населенных пунктов от дороги Августа (Vía Augusta), соединявшей Картаго Нова (Картехену) с Таррагоной. Эта дорога являлась в те времена одной из основных коммерческих коммуникаций Средиземноморья, шедшей через большое количество городов побережья, среди которых оказался и современный Масаррон.

Среди большого количества находок, оставленных романской цивилизацией, выделяются мраморные статуи, посвященные Церере – богине плодородия в римской мифологии. В настоящее время они хранятся в муниципальном археологическом музее Энрике Эскудеро де Кастро в Картахене.

Но не только шахты были предметом пристального интереса «гостей-захватчиков. Римляне принесли с собой оригинальные и весьма передовые по тем временам технологии использования морских ресурсов Масаррона. Здесь ими была создана фактория по производству гарума – особого соуса, в состав которого обязательно входили потроха рыбы, а также вино, винный уксус и оливковое масло. Соус подавался к обеду в домах знати в качестве средства, стимулирующего аппетит. Кроме того, существуют сведения о том, что он использовался в медицинских и косметических целях. Большое количество этого продукта поставлялось в центральную часть Римской империи, где он пользовался большим спросом.  Будучи весьма дорогим товаром, гарум не мог быть реализован в больших объемах в местах своего производства.

В настоящее время ведутся дебаты о возможности и необходимости открытия специального отдельного музея, посвященного Романской фактории солений (Factoría Romana de  Salazones). Материала для его экспозиции уже имеется достаточно.

Городское ядро Масаррона, в особенности его исторический центр, предоставляют богатый исторический материал для изучения мусульманского периода в его истории. Ныне существующий город начинает развиваться в этом качестве именно с периода нашествия мавров, которые, кстати, и назвали это поселение Альмасаррон (Almazarrón). В отношении происхождения этого слова пока не выработано единого мнения, бытует  несколько версий его значения. Одна из наиболее вероятных сводится к тому, что всему началом является термин «альмагра» (almagra, almazarron) – охра, имеющий отношение к горнодобывающему производству, наиболее важному и развитому в то время.

Арабская эпоха в истории города, включавшая в себя не только высокий уровень горнорудного производства, но также хорошо развитую торговлю и рыболовство, явилась для Масаррона периодом истинного расцвета.

После Реконкисты 1243 года население территории значительно уменьшается, начинается исход мусульман. Территориально Масаррон подчиняется Лорке, жизнь города, таким образом, диктуется Маркизом де лос Велес и де Вильяфранка (marqués de los Vélez y de Villafranca). Это семейство строит замок, руины которого можно наблюдать и сегодня, практически, в самом центре города. Заметную роль в регионе играет маркиз Вильены (marqués de Villena), а также семьи сеньоров Фахардо (Fajardo) и Пачеко (Pacheco). Эти четыре фамилии определяются в качестве собственников горнорудного дела в XV веке. Использование охристых минералов (almagra) создает возможность работы для всей Европы в сфере окраски тканей, выделки кож, производства свечей, стекла,  медикаментов и других продуктов. Масаррон становится известен как Casas de los Alumbres de Almazarrón.

1 августа 1572 года становится поворотным пунктом в истории Масаррона. Король Филипп II (Felipe II) наделяет это поселение фундаментальными привилегиями, сопутствующими административному статусу деревни. Начиная с этого момента, данная территория имеет самоуправление, мэра – все необходимые атрибуты для подтверждения самостоятельности и независимости, насколько может быть независимым административно-территориальная единица в государстве. В это же время у Масаррона появляется свой гербовый щит – еще одно свидетельство самостоятельности.

Главной сферой экономики муниципального образования остается горнорудное производство.

В эту же эпоху строится приходская церковь Паррокия де Сан Андрес (parroquia de San Andrés), старейшая в городе. Церковь выделяется архитектурным решением своего внутреннего помещения, в особенности великолепной работой по дереву, из которым декорирован потолок церкви.

Небезопасность зоны от пиратских набегов, регулярно происходящих в  средние века, вынуждает местных жителей к постройке сторожевых сигнальных башен. Среди современных историков и искусствоведов ведутся споры о принадлежности той или иной башни строительному искусству мусульман или христиан. Пока авторство христиан безоговорочно закреплено за Торре де ла Асохия или Эль Молинете (Тorre de la Azohía o El Molinete).

Однако постройка башен не снимает проблемы пиратства. Сигнальные костры раз за разом оповещают о приближающейся опасности – если корсары наступают днем и их возможно заметить.

Население, бьющееся насмерть с нападающими, впоследствии слагает легенды об этих событиях. Одно из таких преданий гласит, что Пречистая Дева, в честь которой воздвигнута городская церковь, спустилась в момент одного из сражений на берег, чтобы помочь отразить атаку корсаров. С тех пор население Масаррона почитает Пречистую Деву своей заступницей.

Экономический расцвет несколько затухает по причине обнаружения в Европе запасов полезных ископаемых, составляющих конкуренцию добываемым здесь. В последующих столетиях существует необходимость поиска новых источников благосостояния, чтобы преодолеть рецессию экономики.

Природное богатство Масаррона не исчерпывается лишь залежами металлов в его горах. В XVIII веке, когда горнорудное дело практически не влияет на экономические процессы города, на первый план выходит рыболовство и рыбопереработка. Пиратская опасность в это время уже сходит на нет. На берегу начинают появляться жилые дома.

В XIX веке добыча руд металлов возрождается, особенно высокий спрос существует на серебро, олово и охристые минералы. Одна из наиболее доходных отраслей в истории масарронской экономики вновь становится таковой. «Горнорудная лихорадка» продолжается, достигая своего апогея в сороковые годы XIX века. Продукт, добываемый в здешних шахтах, пользуется повышенным спросом на международном рынке. Новый расцвет горняцкого дела привлекает в город большой поток населения. Городская казна пополняется налогами, которые теперь есть с чего и с кого взимать. В городе появляется электрическое освещение, строятся новые здания, среди них больница для шахтеров – своеобразное напоминание об опасном и тяжелом труде людей этой специальности.

Строится и новое здание муниципалитета (Ayuntamiento). Возведенное в 1889 г. в модернистском стиле, оно в ХХ веке объявлено национальным памятником истории и архитектуры.

Развитие металлургии дает шанс становлению производства компонентов для целлюлозно-бумажной промышленности.  Свою долю участия в экономике города вносит индустрия промышленного рыболовства

Подъем в экономике провоцирует развитие сервисной сферы, а ее наличие, в свою очередь, привлекает в город, и, в особенности на берег, туристов. Нарастающий поток отдыхающих служит толчком для развития строительного сектора.

Но начало ХХ века оборачивается для города спадом во всех сферах жизни. Причиной тому  становится истощение запасов металлических руд. Ситуация иногда ухудшается настолько, что угрожает населению голодом. За двадцать лет количество населения снижается с 23 до 17,5 тыс. человек.

На плаву остается сельское хозяйство, стабильно дающее урожаи томатов, цитрусовых, перца, знаменитых дынь и салата.

В 70-х годах ХХ столетия начинается новый подъем города, связанный с туристическим бумом. Вновь на первые позиции выходит строительная отрасль. Туристы уже не только едут сюда на лето, но и многие выбирают это место (чаще иностранные пенсионеры) в качестве своего постоянного места жительства.

В настоящее время спокойный солнечный приморский район Масаррон превратился в любимое курортное местечко для многих испанцев и зарубежных гостей.