Улéа (Ulea)

Небольшое поселение в Испании, в автономном сообществе Мурсия. Население 991 человек (1 января 2007 г.)

Забравшаяся на высоту 126 метров над уровнем моря, Улеа прижалась к горе, на которой разместился замок, ее охраняющий. Здесь же поблизости течет река Сегура, с которой связана вся история городка.

Деревня была обитаема  со времен иберов и римлян. Вся ее экономика строилась вокруг реки: население занималось сельским хозяйством, выращивая цитрусовые, груши и абрикосы и гоняя стада скота по долине Валья де Рикоте (Valle de Ricote).

Из праздников, наиболее почитаемых в городке, можно назвать Сан Бартоломе (San Bartolomé), отмечаемый в августе, и lignum crucis Истинный Крест, традиционная фиеста в честь Святого Креста, главные акты которой проходят 1 и 3 мая.

Первые обитатели этих мест, возможно, объявились еще во времена Неолита, определив близость воды и плодородность почвы в качестве необходимых и достаточных условий для жизни. Однако это пока лишь из области предположений, основанных на существовании находок, подтверждающих былое наличие стоянок первобытных людей в районах, прилегающих к муниципалитету Улеа – сама она пока такими археологическими памятниками не обладает.

Первыми людьми, осевшими в этих местах, признаются иберы. Остатки поселения коренных жителей полуострова найдены на склоне горы Монте дель Кастильо (Мonte del Castillo). Датированы они IV-III веками до н.э. Археологам удалось обнаружить фрагменты различных керамических изделий с геометрическим орнаментом. Похожие детали были найдены в раскопе Кабесо дель Тио Пио (Саbezo del Tío Pío) близ Арчены (Archena). Часть находок представлена в экспозиции Музея Сийяса (Museo Siyâsа) в Сьесе (Cieza).

Фото: cronistasoficiales.com

По поводу маленьких размеров человеческой стоянки  у ученых имеется теория, выражаемая тезисом о том, что здесь у иберов находился стратегически важный пункт защиты долины. Благодаря обилию воды и наличию плодородной почвы, пригодной для культивирования овощей и фруктов, напрашивается вывод о занятиях населения рыбной ловлей, земледелием и скотоводством. Историки отмечают, что современный национальный костюм женщин Улеа имеет много общего с изображениями дамских одеяний иберийского периода, обнаруженных при раскопках в провинциях Мурсия и Аликанте.

В местечке Сальто де ла Новья (Salto de la Novia) между двумя скалистыми отрогами, сжимающими русло Сегуры, в 1970-1972 годах были найдены остатки крошечного поселения романского периода, существовавшего здесь в IV y V веках нашей эры. Назначением этого поселения, несомненно, была защита течения реки, выходящей здесь на просторы долины Валье дель Рикоте. Расположение конструкций, обнаруженных при раскопках, подтверждает наличие типичной для римлян деревни, похожей на другие поселки региона того времени. Учитывая то, что это уже был период заката Римской империи, становится объяснимым, почему люди искали места, где оборону организовать было максимально просто.

Поселение было обнесено крепостной стеной. Сохранились следы геометрии жилища, имевшего террасу и соединенного лестницей с основным помещением. Анализируя очертания строений, можно прийти к выводу, что жилье состояло из кухни-столовой, внутренней спальни, аласены (подсобного помещения для хранения продуктов) и корраля – загона для скота. Среди обломков посуды, найденной здесь, выделяются своим количеством фрагменты больших керамических сосудов, используемых для хранения различных пищевых продуктов. Найдены также металлические предметы, по всей видимости, служившие для обуздания лошадей и последующего управления ими.

Очень важной находкой явились детали, подтверждавшие существование здесь дороги, шедшей из Картахены (Cartagena) в Чинчилью (Chinchilla), именовавшейся в древности Сальтиги (Saltigi), и пролегавшей через улеанский порт Ла Лосилья (La Losilla). Дальнейшие исследования показали, что эта дорога действовала с I века н.э. вплоть до  XVII-XVIII веков.

«Да будет известно Вашему сиятельству, что деревни нашей долины никогда не выигрывали сражений и не были взяты неприятелем…» – такими словами извещали жители Улеа наместника королевства Мурсии в этих краях маркиза де Велеса (marqués de los Vélez). Население поселка во все времена умело бесконфликтно уживаться с любыми соседями, зваными или незваными. Имеющиеся в распоряжении историков документы говорят о том, что в XI веке Улеа находилась под властью мусульман. В противоположность ситуации в других районах, долина Валье дель Рикоте и ее окрестности всегда оставались тихим, спокойным уголком. Мусульмане здесь поселились тоже без проблем и столкновений с аборигенами.

Фото: objetivomurcia.laverdad.es

Пришельцы «первой волны» осели на горе Монте дель Кастильо, позволявшей, благодаря своей высоте, организовывать оборону поселения достаточно просто. От этой эпохи сохранились фрагменты крепостной стены, ограждавшей испано-арабский поселок. Принимая во внимание, что высотка, на которой разместились дома деревни, во все века считалась пунктом, удобным для защитных действий, ученые пришли к выводу, что оборонительная стена поселения могла быть воздвигнута на остатках стен, построенных другими цивилизациями. Несмотря на то, что сосуществование в Улеа мусульман и христиан было бесконфликтным, главенствовавшие здесь арабы действовали по принципу: «хочешь мира – готовься к войне». Видя бесконечные баталии и сражения, то и дело вспыхивавшие где-нибудь неподалеку, отказаться от строительства крепости было просто нельзя.

В средней части бывшего средневекового города ученые обнаружили резервуар для воды, сохранившийся с XII века. Строение весьма прочное, стены его возведены из камня и покрыты сверху слоем специального состава, содержащего среди своих компонентов красную глину и натуральную смолу – по мнению некоторых исследователей, это предотвращало загрязнение воды.

Как и большинство других сооружений подобного типа и назначения, например, Замок Лорки (Саstillo de Lorcа) или Замок  Альхамы де Мурсия (Саstillo de Alhama de Murciа), резервуар Улеа имел  потолочные перекрытия в форме сферических сводов. Пополнялся он за счет дождевой воды. В случае засухи воду сюда приходилось носить из реки.

Еще одно сохранившееся сооружение с тех времен – Пила де ла Рейна Мора (Pila de la Reina Mora) – сооружение, использовавшееся в наблюдательных и коммуникативных целях. Этот сторожевой пункт располагается на высокой скале, с которой можно беспрепятственно видеть замки Рикоте (Ricotе), Сиесы (Сiezа) и Арчены (Аrchenа). Отсюда подавались световые или дымовые сигналы на другие башни, точно так же, как это делалось береговыми вышками для оповещения крупных городов, находившихся в глубине суши, о приближении неприятеля или других событиях и явлениях.

Расселившиеся в этих местах арабы, по традиции занимались земледелием. Имевшие опыт орошения засушливых африканских земель, они перенесли его и на территории испанские, прорыв необходимые ирригационные каналы – асекийяс (acequias), – разводившие воду Сегуры на поля и плантации. Из реки в каналы, расположенные выше ее уровня, воду поднимали специальными колесами с черпаками – нориями (noria). Такие колеса могли достигать 7-8 метров в диаметре, иногда более.

Христианские завоеватели пришли в долину Рикоте в XIII веке. В 1266 году контролировавший эту территорию кастильский монарх Альфонсо Х (Alfonso Х) подчинил ее Совету Мурсии, а позднее здесь стал распоряжаться военно-религиозный Орден Сантьяго. Согласно легенде рыцари этого ордена привезли в поселок священную христианскую реликвию Lignum Crucis, в честь которой ныне проходят майские фиесты.

В начале XVI века население Улеа оказалось весьма малочисленным из-за того, что часть мусульман ушла под давлением христианства. Другая часть, не имевшая желания покидать обжитые уже земли, сменила религию. Королю Фернандо Католику (Fernando el Católico) было направлено письмо с просьбой перекрестить мечеть в христианский храм. Улеанские экс-мусульмане не были единственной группой, предложившей такую трансформацию. Подобные мысли пришли также в головы свежеиспеченных католиков соседских городков Абарана (Abarán), Бланки (Blanca), Рикоте и Охоса (Ojós), раскиданных по этой же долине.

Фото: regmurcia.com

Петиция дошла до самого Папы Римского Юлия II (Julio II), издавшего 23 августа 1505 года буллу (папский декрет) о создании приходских церквей. В 2005 году в долине отмечался Юбилейный памятный год в честь пятисотлетия того указа главы католической церкви и создания Фонда приходских церквей Валья дель Рикоте (Fundación de las Parroquias del Valle de Ricote).

В Улеа в соответствии с буллой мечеть была преобразована в христианский храм, покровителем которого объявили Святого Варфоломея (Сан Бартоломе – San Bartolomé).

В XVI-XVIII жизнь в Улеа протекала ни шатко, ни валко. Поля и плантации периодически истощались, урожаи падали, земли забрасывались, а через несколько лет, когда их распахивали вновь, они опять давали неплохие результаты.

Военные конфликты – в виде войны за испанское наследство и войны за независимость, кантональной войны и войны карлистов – городок миновали, по счастливой случайности или, может быть, в силу уже сложившейся исторической традиции.

Освободившись от господства Ордена Сантьяго, Улеа стала более самостоятельной в своей жизни и более доходной в экономическом плане. ХХ век она встретила населением, численность которого превысила тысячу человек.

Сегодняшняя Улеа – муниципалитет, с оптимизмом глядящий в будущее, с большими возможностями и обладающий немалой эмоциональной силой своих природных красот.

Каждому приезжему интересно бывает посетить, среди прочих достопримечательностей Улеа, Дом священника (Каса дель Кура – Casa del Cura), иногда также называемый Каса Парисина (Casa Parisina). Четырехэтажное здание с парящими башнями квадратной формы считается эмблематичным для городка. Строилось оно по заказу предпринимателя Хосе Карлоса Каррильо (José Ríos Carrillo), специализировавшегося на экспорте фруктов в 1910-1915 годах. Во время одного из своих вояжей во Францию Хосе познакомился с тамошним инженером Александром Густавом Эйфелем – автором той самой всемирно известной композиции, что стала символом Парижа. Они подружились, и Эйфель даже совершил, по крайней мере, один визит в соседствующую с Улеа Арчену, посетив знаменитый бальнеокурорт. Некоторые искусствоведы высказывают предположение, что в проектировании  дома для Хосе принимал участие, если не сам знаменитый француз, то кто-то из его лучших учеников. К сожалению, проектная документация до наших дней не дошла, и потому подтвердить или опровергнуть эту гипотезу не представляется возможным.

В 1996 году этот дом был приобретен приходской церковью Святого Варфоломея Улеа, был отреставрирован и используется теперь как одно из приходских помещений – Каса Паррокиаль (Casa Parroquial).